Вступление

Для молодого поколения Украины родина становится более близкой и родной, когда знаешь её историю, любишь её земли, леса, горы, реки - всё её разнообразие. Но особо ценное и главное – её люди, их духовный мир и то, что они оставили для нас, потомков. Знать историю своего государства, духовную жизнь прошлых поколений – это и есть знать себя. Приходят на ум слова Цицерона: «Не знать, что было до того, как ты родился, означает навсегда остаться неразвитым человеком» . ( 1 )А часто ли мы ставим перед собой вопросы: чего я достиг в этой жизни? Что мешает мне сделать больше, чем я сделал? Проблема нравственного воспитания молодого поколения всегда была и остаётся актуальной. Каждое поколение выкристаллизовывает людей ярких, талантливых, творческих, не всегда сразу оценённых справедливо своими современниками. Но именно они составляли и составляют золотой фонд нации, государства. Эти строки можно отнести в полной мере к знаменитым жителям Чугуевщины ( Харьковская область) Николаю Яковлевичу Гроту, имя которого, увы, сегодня известно лишь специалистам, и его талантливому сыну – Алексею Николаевичу Гроту. Они были именно таким: волевыми и мятущимися, открытыми для друзей и расчётливо холодными для врагов, непоколебимыми в вопросах чести и морали. Как мало мы ещё знаем о своих удивительных земляках! Как трудно их понять из нашего прагматичного XXI века! Все, кто приезжает в Кочеток (Чугуевский район, Харьковская область), обязательно приходят к Храму, Владимиро -Богородицкой церкви. Любуются его величественной красотой, подходят к могиле, на гранитном камне которой высечено: «Николай Яковлевич Грот – профессор Московского университета (1852 – 1899). Кто же этот человек? Почему похоронен в небольшом украинском посёлке? Каковы его заслуги перед отечеством?

Николай Яковлевич Грот (1852 – 1899), философ, психолог, общественный деятель, профессор Московского университета, основатель журнала «Вопросы философии и психологии» .

Яркий след в истории Слобожанщины оставил и его сын - Алексей Николаевич Грот (1880 – 1965), художник, садовод - селекционер, виртуозный музыкант, учитель немецкого языка. Именно жизнь Николая Яковлевича Грота и его сына, Алексея Николаевича Грота, связана с Кочетком Чугуевского района Харьковской области. Это наши славные земляки.

Моя работа приоткроет завесу жизни древнейшего рода Грот. Именно в Кочетке, ниже храма, у Донца, была дача Николая Яковлевича, на которой он с ранней весны и до поздней осени работал над научными статьями, принимал друзей, единомышленников, здесь росли его дети и внуки, здесь остался жить его сын.

Непреложная истина: умирает государство, которое не дорожит своей историей, а историю творят люди. Всё это подтолкнуло к необходимости поиска новых документов и фактов, повествующих о наших знаменитых земляках. Полнее воссоздать образ Николая Яковлевича Грота и его сына, углубиться в их полезную и многогранную деятельность для общества помогли разные источники: энциклопедии, материалы газет, журналов, школьного музея в Кочетке, воспоминания родственников, старожилов Кочетка, письма и отзывы выдающихся людей.

Богата Чугуевская земля на великие имена. Среди них достойное место занимают Николай Яковлевич Грот и Алексей Николаевич Грот. О них и пойдет речь в этой работе.

ГЛАВНАЯ ЧАСТЬ Правнук. Философ, психолог, общественный деятель

Жизнь Н.Я Грота – это красивая песня, которую начали петь ещё его прадед, дед и отец. Династию Грот знают во многих европейских странах. Представители каждого поколения этого необычного семейства обогатили как науку Европы, так и духовную жизнь общества. Пракорни этого рода берут начало из немецкой семьи. Начиная с середины XVIII столетия и до наших дней члены её приносили славу Росси и Украине, плодотворно работая в области истории, литературы, языкознания, философии, психологии, , селекции, изобразительного искусства.

Представьте себе: человек с совершенно русским именем, Николай, сомнительным по тем временам отчеством, Яковлевич, и совершенно нерусской фамилией, Грот. Основатель и первый редактор известнейшего журнала «Вопросы философии и психологии». Председатель Психологического общества. Заведующий кафедрой философии Московского университета. Подданный Российской империи в четвёртом поколении. Николай Яковлевич Грот. А начиналось всё с прадеда. Иоахим Христианович Грот (1733-1799 г.г.), - богослов, историк, литератор, общественный деятель. Основал в Петербурге первое страховое товарищество. Человек передовых взглядов. Карл Ефимович (Иоакимович) Грот – государственный и общественный деятель, полиглот. Родился в 1733 году в Голштании (Германия). Во время семилетней войны был взят в секретари к Кенигсбергскому губернатору генералу Н.К.Корфу и вместе с ним переехал в Петербург. Здесь стал пастором голштинского полка, затем – пастором лютеранской Екатерининской церкви на Васильевском острове. Издал ряд своих проповедей и материалы по истории иноверческих церквей в России. Современникам запомнился ещё и тем, что основал «Общество для смертных случаев» - первое русское страховое общество. Умер в 1799 году, оставив на новой родине сына – Карла Ефимовича, который избрал административную карьеру и дослужился до начальника отделения в Департаменте Государственных Имуществ.

Его внук - Яков Карлович Грот (1812-1893 г.г.) - известный русский филолог, поэт, критик, художник, академик Петербургской АН. По личному заказу императрицы издал первый словарь русского языка, которым пользовались до 1919 года. Впервые в России Я.К. Грот поставил вопрос о фонетическом правописании, этот «метод Грота» дожил до наших дней. Своего первенца он назвал Николаем. Николай Яковлевич Грот родился 18 апреля 1852 года в Хельсинки в семье профессора русского языка, словесности и истории Гельсингфорского университета Якова Карловича Грота, позже вице-президента Российской Академии Наук.

Мать Николая Яковлевича – родная сестра П.П. Семёнова-Тянь-Шаньского, общественного деятеля, русского географа, статистика, почётного члена Российской Академии Наук, Члена Государственного Совета.

У Якова Карловича и Натальи Петровны было восемь детей. Но более известным, который с честью продолжит и пополнит новым содержанием род Гротов, станет Николай Грот. Выросший в именитой и академической семье, Николай был, тем не менее, бойким и живым мальчиком, до старости сохранившим динамичность, оживлённость.

Семья Гротов переезжает из Германии в Россию. В 1871 году Николай с медалью окончил курс Ларинской гимназии и поступил на историко-филологический факультет Санкт - Петербургского университета (закончил в 1875 году). Этот же университет закончил и брат Константин, который стал профессором на кафедре славистики Варшавского университета. ( Именно он издаст книги по истории славянства и книгу воспоминаний о брате, Николае Яковлевиче). «Выбор же Николая Яковлевича Грота обозначило время – время подъёма самосознания, пылких надежд, энтузиазма и жертвенности, бескорыстия и тяги к переустройству общества. Многим уже казалось, что разгорается заря небывалой, разумной, честной и прекрасной будущности». ( 2 )

Он был полон энергии, чтобы работать ради этого будущего. Но в 1850 году в университетах было запрещено преподавание философии. Разрешили её вновь лишь в 1863 году, но преподавать уже почти было некому, и молодой Грот решает посвятить жизнь «правильной постановке философских знаний в России». ( 3 )Он отправляется на годичную стажировку в Германию, в Берлинский университет, но лекции, читавшиеся по старинке, его не удовлетворяли. Он возвращается в Россию. Ему предложили кафедру философии в Нежинском историко-филологическом институте им. К.Н. Безбородько. С сентября 1876 года на кафедре философии Нежинского института появился новый 24-летний экстраординарный профессор. Со свойственным ему пылом и желанием поучаствовать во всяком полезном деле Николай Яковлевич начал не только читать лекции, но и стал ревизором институтской библиотеки, редактором «Известий Нежинского института»… Молодой профессор поражал студентов и преподавателей института своими знаниями, эрудицией, ораторским искусством. Здесь же он нашёл и своё счастье - женился на Наталии Николаевне, дочери директора института М.И.Лавровского – известного деятеля того времени. Она стало для него не только любимой женщиной, а и подругой, вдохновительницей, помощницей во всех делах. В своём предсмертном письме Николай Янович писал: «Наташенька! Дорогая, чудесная, верная жена моя. Не поддавайся отчаянию и безысходному горю. Я знаю, как ты меня любила. Ты была святая всё время. Пусть благословит тебя Бог!» (4)

В период пребывания в Нежине Николай Яковлевич печатает свою первую статью «О философских этюдах профессора Киевского университета А.А.Козлова». Жизнь этого великого человека тесно связана с Украиной. Именно здесь в 1880 году, он защищает докторскую диссертацию. Позднее был избран профессором философии Новороссийского университета в Одессе (1883 год). С 1886 года Николай Яковлевич - профессор Московского университета, двумя годами позже – председатель Московского психологического общества. А с1889 года – основатель и первый редактор журнала «Вопросы философии и психологии». Вокруг журнала сгруппировались все молодые силы, работающие в области психологии и философии, известнейшие мыслители более старшего поколения: граф Л.Н.Толстой, Н.Н. Стахов, А.А.Козлов, Б.Н.Чичерин, а также известный родоначальник метафизической философии в России Владимир Соловьёв.

Работает с увлечением по 10-12 часов в день. Чувствуется гротовская жажда к работе. Одна за другой выходят его статьи, пишутся доклады, с которыми он выступает перед студентами. Это лишь небольшой перечень его работ:

«Вопросы философии и психологии» (1889 г.)

«Про свободу воли» (1884 г.)

« Отношение философии к науке и искусству» (1883 г.)

«Про прогресс» (1883 г.)

«Про субъективизм в социологии» (1884 г.)

«О моральной ответственности» (1885 г.)

«О классификации философских систем» (1884 г.)

«Моральные идеалы нашего общества» (1893 г.)

«Сновидения как предмет научного анализа» ( 1878 г.)

ДРУЖБА Н.Я. ГРОТА С Л.Н. ТОЛСТЫМ

Началась с того времени, когда писатель начал печатать свои статьи на этические темы в гротовском журнале и стал членом Психологического товарищества, которое возглавлял Н.Я.Грот. В Москве дома Толстого и Грота стояли рядом в Хамовниках, в одной гимназии учились и дружили их дети. Сохранилась интересная переписка двух великанов духа – свидетельство душевной дружбы, которая продолжалась всю жизнь. Когда Николай Яковлевич ехал в Москву, обязательно посещал Толстых в Ясной Поляне. А Лев Николаевич проездом из Крыма не мог не побывать в Кочетке, в семье Гротов, полюбоваться нашим краем, несравненным храмом. Из воспоминаний краеведа пос. Кочеток А.М. Стреляной: « До сегодня в селе рассказывают о случае, когда княгиня Левандовская, соседка Гротов по даче, однажды не узнала на перроне в Чугуеве графа Л.Н.Толстого, одетого по-мужицки. Она дала ему «пятачка» за то, что он поднёс её вещи к извозчику. И какой был конфуз, когда княжне на обеде у Гротов представили знаменитого писателя» (11Г, КР,ЗВ)

Из воспоминаний внучки Н.Я. Грота В. Мурашкиной: «Лев Николаевич общался с дедушкой с 1886 года и до самой смерти вёл с ним переписку. В Кочетке Чугуевского района Толстой гостил у дедушки на даче, где крестил его младшего сына. Его нарекли в честь великого писателя Львом Николаевичем». ( 13 ). После смерти Н.Я.Грота с помощью его брата Константина и Л.Н.Толстого вышла книга «Николай Яковлевичъ Гротъ въ очеркахъ, воспоминанияхъ и письмахъ товарищей, учениковъ, друзей и почитателей». С – Петербургъ. Типография Министерства Путей Сообщеня ( товарищества И.Н.Кушнарёвъ и Ко), Фонтанка, 117., 1911. В ней 15 воспоминаний и 8 писем, в том числе и письма Н.Я.Гроту великого русского писателя. (3).

«Где б не появлялся Грот, везде начиналось движение. - писал о нём его друг В.В.Розанов, - Если вообще разумная жизнь в Росси чего – то стоит, то, без всякого преувеличения можно сказать, что Н.Я.Грот был одним из очень важных её колёс». ( 5 ). Профессор Н.Я.Грот в своих статьях проповедовал не материальное, а духовное начало. Он считал, что все наши идеалы (правда, красота, добро) выходят из познания в себе общих законов верховного разума, творческой свободы, морального долга. Философ признавал существование Бога: « Религию я уважал и носил в душе своей»,- говорил он. ( 6 ) Безусловно, во время утверждения марксистско-ленинской философской науки не могло быть и речи о существовании идеалистической философии, а значит, и признания одного из её идеологов - Н.Я.Грота. В то время он был членом-корреспондентом Парижского Товарищества физиологической психологии, Берлинского и Мюнхенского Товариществ Любителей словесности, Одесского Товарищества Природоведения и Народоведения, а также – Юридического Товарищества. И за такой огромный труд Николай Янович не имел заслуженного вознаграждения. В.В.Розанов (близкий друг) свидетельствует, что Гроты жили очень скромно: «Каждый год семья Гротов вырастала на одного человека, средств не хватало, но он не жаловался. Заработная плата профессора была очень небольшая, за редакторство журнала не получал ничего или очень мало, это было любительство, поэзия, бесхлебная слава. Чтобы как-то заработать, он давал частные уроки и разбирал архивы семейных документов. Даже ёлки детям не ставил, а на новогодний праздник выделялось лишь 10 рублей.» ( 7 ) Сохранились 4 письма Николая Яковлевича к отцу, Якову Карловичу, которые свидетельствуют о непонимании его властью, борьбе с цензурными препонами, мешающими в работе. Вот отрывки из них: «Я основал журнал, чтобы возродить общество, направить его к высшим духовным идеалам. Я знал, что у нас легко получить большие льготы, громко заявив, что хочешь вести борьбу с крамолою… Всё у нас, к сожалению, делается по- глупому. Поэтому и торжествуют нахалы, лгуны и шуты». И в следующем письме: «…если Петербург грешит официальной подтянутостью, то Москва – наоборот - грешит бесшабашностью и распутством. Как усложняется в таких условиях задача философа и общественного деятеля». ( 8 ) Москва удивлялась, сколько сил он приложил к созданию Психологического Общества, а сам уехал на Украину.

М.О. Лавровский, на дочери которого, Наталье, был женат Е.Я.Грот, подарил молодым дачу в Кочетке, сам бывал у них в гостях, проведывал внуков. Их было восьмеро: Алексей, Лев (в честь крёстного отца, Льва Николаевича Толстого), Евгения, Мария, Наталия, Ольга, Елена, Надежда). Н.Я. Грот давно мечтал поселиться в Харькове, ближе к живописному Кочетку. Договорился в Харьковском университете относительно работы и 23 мая 1899 года переехал из Москвы в Харьков, перевёз туда семью, надеясь выйти через год в отставку и поселиться там окончательно. Из Москвы он уехал совсем больной, 26 мая (6 июня) внезапно умер в 47 лет от нервного перенапряжения. Поработать в Харьковском университете ему так и не удалось. Но сегодня в Харькове живут наследники Гротов – внуки, правнуки и их дети. Среди них нет философов, но есть писатели, строители, программисты, музыканты, которые продолжают вносить свой вклад в духовную жизнь Украины.

Два дня Николая Яковлевича не хоронили, ждали друзей из Москвы. Кочеток встречал известных учёных, писателей, генералов… Было сказано много надгробных слов. В выступлении выдающегося психолога М.Аксёнова слышалась горькая печаль: «Ты слышишь меня, ты видишь, в какую скорбь повергла твоя смерть меня, близких тебе людей, Москву, Петербург, всю мыслящую Россию?!» ( 9 )

В Кочетке (Чугуевский район, Харьковская область) в 1993 году одну из новых улиц (по инициативе бывшего председателя поселкового совета Супруна Н.И. и местного краеведа Стреляной А.М.) назвали именем Н.Я.Грота. Всегда ухожена могила в ограде Владимиро-Богородицкой церкви, сюда приезжают родственники семьи Грот из разных уголков мира. 94-летний внук его, действительный член Харьковского Губернского дворянства В.А.Богданович (жил и умер в Харькове) посвятил ему поэму, написанную белым стихом «Мой дед» и передал её кочетовскому краеведу Стреляной А.М. приличной встрече. Вот из неё отрывок.

Под Харьковом есть славный и чудесный уголок,

В излучине Донца, на берегу его, посёлок Кочеток.

Невдалеке от храма есть могила, Могила Николая Грота,

Умершего там деда моего.

Тот напряжённый неустанный труд ума,

Волнения, семейные заботы

Здоровье деда подорвали.

Уехавши на отдых в Кочеток, Он занемог и неожиданно скончался.

И как реликвию храню его печальное предсмертное письмо.

В Москве на рубеже столетий немало было тех, чей труд и творчество

Давали стране и славу, и почёт.

Не из последних был мой дед, профессор Грот.

В гостеприимном доме Гротов на Волхонке

Или в Хамовниках ( уже забыл)

Встречались многие, чьи имена величием России просияли.

Бывал там Лев Толстой, Владимир Соловьёв, князь Трубецкой…

Философы, учёные, поэты.

Толстой вёл с дедом переписку, их семьи жили по соседству,

А дети их дружили меж собой…

Радушная хозяйка молодая

Пленяла всех умом, культурой, обаяньем.

Её муж преданно любил. (10)

Преждевременная смерть Н.Я.Грота в Кочетке 23 мая 1899 года осиротила его семью, жену и восьмерых детей. После революции жену Грота выгнали из дачного дома, и она погибла в метель под подъездом в Липовой Роще, куда ездила к зятю умершей дочери.

ВЫВОДЫ.

Как видим, материалы, собранные о семье Гротов, проживавших на территории Чугуевского района Харьковской области, свидетельствуют о том, что все члены этой необыкновенной семьи были талантливыми, работоспособными, уважаемыми людьми. Немецкая семья Гротов, живя среди русских, украинцев, в разных исторических условиях с достоинством несла своё имя и оставила заметный след на земле. Кроме всех других высоких моральных качествах, о которых речь шла в работе, хочется отметить ещё и такие как простота, человечность и бескорыстие.

Яков Карлович, академик, уважал простых крестьян, покупал книги для бедных детей, читал им сказки. В последний год жизни, будучи очень больным, он добивался пенсий для семей умерших академиков.

Николай Яковлевич был настолько доступен для своих студентов, что они могли остановить его где-нибудь на улице и дискутировать с ним по различным вопросам. Он защищал студентов, когда возникали проблемы, помогал им, чем мог. За эти душевные качества они его любили и называли « профессором-товарищем».

Алексей Николаевич щедро делился своими знаниями, находками селекционера. Никому и никогда не отказал в просьбе выслать семена или саженцы выведенных им сортов. К нему в дом шли многие люди, и каждого он встречал как дорогого гостя.

Добро и трудолюбие не вечные моральные ценности,они не исчезают. Они переходят к другим людям, в новые поколения. То духовное богатство, которое оставили Гроты после себя не имеет цены.

Среди разных документов, хранящихся в домашнем архиве кочетокского краеведа Стреляной Н.А. сегодня, есть письмо с неразборчивым почерком. Удалось всё же прочесть: « Дорогой и уважаемый тов. Грот А.Н.! Сколько радости и счастья вы принесли людям на своём веку! Сколько свадеб проведено с Вашими цветами! Слава и хвала Вам!»

Оползни снесли старый гротовский двор, ушли из жизни многие потомки Гротов, но не исчезает память об этих великих людях. Она в сердцах последующих молодых поколений великой гротовской семьи, в документах, воспоминаниях, письмах, фотографиях, в картинах, философских трудах, в выведенных сортах цветов, яблонь, груш…

Мысленно пройдя жизненный путь стародавней семьи Гротов, раскрыв красоту их духовного мира, определив их место в обществе, в отечественной науке, нельзя не обогатиться новыми знаниями, не задуматься о своём месте в этой жизни. Мир Гротов – это огонь духовной красоты, огонь духовного здоровья, который зажигает своей энергией, надеждой уверенно торить свой путь к самопознанию. Человека следует ценить за то, что он полезного сделал для людей, для государства. Таким образом, жизнь каждого из обозначенных в работе членов семьи Грот, – это подвиг, достойный того, чтобы его изучали и наследовали.

Чтобы верить в завтра, надо сегодня черпать мудрость из прошлого.

I. Биографические данные и творческий путь А.Н.Грота

II. Праправнук. Художник, селекционер, музыкант, учитель

Как уже говорилось выше, у Николая Яковлевича и Натальи Николаевны было восемь детей: два сына и пять дочек. Речь пойдёт о старшем сыне – Алексее Николаевиче Гроте, жизнь которого тесно связана с Кочетком (Чугуевского района, Харьковской области). Он прожил долгую (1880 – 1965 г.г.), трудную, но интересную жизнь, проникнутую любовью к красоте, живописи, музыке, творчеству, родной Слобожанщине.

Родился А.Н.Грот в Москве. Детские годы прошли с сыновьями великого русского писателя Льва Николаевича Толстого, с детьми академика, мыслителя-материалиста Ивана Михайловича Сеченова, историка, юриста, публициста Константина Дмитриевича Кавелина. Дружба с детьми знаменитых людей не могла не оказать влияние на формирование характера, мировоззрения подростка Алексея. Юноша учился на физико-математическом факультете Харьковского университета. На последнем курсе был исключён за участие в студенческих беспорядках (1905 г.) Затем была Академия искусства в Санкт-Петербурге, где начал писать первые свои картины. О его художественной деятельности в этот период свиде­тельствуют каталог выставки 1905 года. Вот каталог шестой выставки картин местных художников в Дворян­ском собрании. Харьков, 1905 год.

«Знойный день догорает»

«Весеннее ненастье»

«Утро на реке Альше»

« В жаркий полдень»

«Вечер у моря»

«Утро близ вершины»

«На Чаире»

«Портрет мальчика»

(Из поездки в Крым. Акварель)

Каталог ХП выставки картин общества Харьковских художников в пользу голодающих (1906 год). Каталог ХIII выставки картин товарищества Харьковских художни­ков (1908 год).

В 1908 году Алексей Николаевич уезжает в Париже, чтобы продолжить художественное образование. Учился живописи у Анри Матисса. Чтобы прожить там с молодой женой Татьяной, давал частные уроки музыки, русского языка, черчения.

Вернувшись из Парижа в 1910 году, А.Н.Грот вместе Э. Штейнбергом организовал художественную студию в Харькове.

Вот как об этом периоде вспоминает художник Владимир Милашевский в своей книге «Вчера, позавчера». Воспоминания художника»: «Вся атмосфера этой мастерской меня захватывала. Я видел, как писал натурщицу сам Грот. Как смело клались в тенях тела зеленые и лиловые, почти не смешан­ные краски". Как это красиво, - думал я. - И как молодо по своей сути и чувству радости… Грот учил меня видеть импрессионистически, то есть учил тем приемам ви­дения, которые разработали французы". (11) И далее автор приводит высказывание Алексея Николаевича Грота: «Ломайте, ломайте свое зрение. Надо отучить­ся от обывательского зрения и научиться видеть как художник. Это французский прием! Такой же трудный и, если хотите, проти­воестественный, как противоестественно направление звука в нёбо в итальянском пении. Но красивого колорита вы не получите, если не овладеете этим трудным зрением.

Им владели все они - и Сезанн, и Лотрек, и Ван-Гог и мои друзья Оттон Фриез и Жан Пюи, и Де Шеван». (12)

В это время, живя в Харькове, Алексей Николаевич одновре­менно занимался постройкой дачи-ателье в Липовой Роще под Харьковом, а всё свободное время отдавал живописи, участвовал в различных выставках.

Каталог ХIV выставки картин товарищества Харьковских худож­ников, 1910 год.

«Синее»

«Эскиз панно»

«Весенний этюд»

«Этюд»

Каталог ХV выставки товарищества Харьковских художников 1912 год.

«В парке»

«Лисюта»

В 1915 году Алексей Николаевич уехал в Москву. Там художник участвовал в выставках 1914-1915 годов. Каталог выставки картин и скульптуры «Художники Москвы - жертвам войны", организованной Московским губернским комитетом Всероссийского земского союза помощи раненым и центральным бюро при городской управе.

«Натюрморт»

«Малороссийский костюм»

«Пейзаж»

«Цветы»

В 1916 году А.Н. был призван в Царскую армию в качестве вольноопределяющегося в г. Изюм, а в феврале 1917 года - уже по увольнению из армии старших возрастов - был демобилизован и приехал в Харьков (в Липовую Рощу). В Москву он не смог возвра­титься, возможно, из-за отсутствия средств. Квартира его, где хранились картины, была занята посторонними людьми, так что судьба их осталась неизвестна. По рассказам жены художника, в московской квартире стояло 2 больших ящика с кар­тинами.

В этот харьковский период (1918-1922 годы) А.Н. Грот организовал художественную студию вместе с художником Николаем Родионовичем Савиным. Лотом преподавал в Харьковском Художественном институте, подрабатывал художником - декоратором в театре Канатного завода на Новой Баварии.

В 1922 году Алексей Николаевич приехал на работу в лесни­чество в Богодуховский район Харьковской области (с. Гуты), где прожил до 1924 года. А осенью 1924 года переехал с семьей в пос. Ко­четок на "остатки" материной дачи (почти целиком разрушенной). В этот же год ещё один переезд в Харьков (жили в районе Основы).

В поисках заработка Алексей Николаевич работал художником в редакции газеты завода "Свет шахтера" (1926-1927 годы). В конце 20-х годов в Харькове существовала организация АХЧУ (Асоціація художників Червоної України), объединявшая профес­сиональных художников, которая шефствовала над студией ВУАХС (Всеукраинская ассоциация художников самоучек). Председателем этой ассоциации был молодой талантливый художник Лев Красовский, который разыскал А.Н.Грота в Харькове и пригласил его в качестве преподавателя в эту студию. Здесь он проработал два года. В 1927 году на 10 Всеукраинскую выставку художников АХЧУ А.Н.Грот представил «Этюд» (масло).

Отрывок из реферата «Интересные люди Харьковщины. Жизнь и творчество А.Н.Грота» (1982 год), внучки А.Н. Грота, Г.С. Крохмалёвой, слушательницы Народного университета истории и культуры Украины «Памятники истории и культуры Украины». В бумагах, сохранившихся у жены А.Н. Грота Александры Павловны, я обнаружила фотографию, на которой рядом с Алексеем Николаевичем стояли два человека. Один из них Харьковский худож­ник, который всвое время приобрел у самого А.Н. его картины. Жена художника рассказывала, что после войны к А.Н. в Кочеток приезжал его ученик по БУАХС(у) архитектор-художник З.Д. Юдкевич. Он узнал на фотографии художника, купившего картины у А.Н. - это член Харьковской организации Союза художников - Савенков В. Спустя некоторое время я, разыскав его через союз художников, встретилась и познакомилась. Он показал мне картины Грота, которые хранятся у него уже более 20 лет.

Среди бумаг художника мною были найдены открытки с иллю­страцией к сказке П.П. Ершова "Конек-горбунок" художника В.А. Милашевского (1893-1976), и иллюстрация к рассказу А.П.Че­хова "Человек в футляре" с поздравлениями с праздниками А.Н., с обращением к нему как к художнику. Я ничего не знала об В.А.Милашевском, но как-то, проходя мимо книжного магазина, я увидела в продаже набор открыток его "Иллюстрации к сказке П.П.Ершова "Конек-горбу'нок", из которого я узнала, что В.А. Милашевского уже нет в живых. В этот же день, разговорившись с сотрудницей отдела, я узнала, что у нее есть книга В.А. Милашевского "Вчера, позавчера". Воспоминания художника». И вот здесь меня ожидала приятная находка: наконец я увидела в печатном издании несколько страниц об А.Н., проливающих свет на его преподавательскую деятельность и его взгляд на живопись. Еще позже, продолжая поиски следов деятельности А.Н.Грота, я нашла у жителей п. Кочетка, также интересующимися историей Кочетка и его жителями, письма В.А. Милашевского к А.Н. Гроту, из которых ясно видно, что В.А. интересовался встречами Алексея Николаевича с Анри Матиссом. В письмах В.А.Милашевский просил А.Н.Грота сообщить подробности его учебы и художественной деятельности в Париже, его встречи с французскими художниками. Просил прислать ему какие - нибудь его работы, этюды.

Недавно я узнала адрес внука А.Н. Грота живущего в п. Косино под Москвой и написала ему письмо. В 1967 году он был в Кочетке и как будто увез оттуда 10 полотен А.Н. Грота. В письме я прошу его помочь мне в деле восстановления памяти его деда как художника и сообщить сохра­нилось ли у него что-либо из художественного наследия Грота.

В послевоенные годы многие харьковские художники посети­ли А.Н.Грота в пос. Кочеток. Акишина Анна Ивановна - член союза художников. Анна Ивановна была в Кочетке в начале 1950 годов с группой худож­ников. Они посетили А.Н. Грота. На тот момент вся стена в его комнате была увешана картинами. Эти художники знали, что Алексей Николаевич учился у Анри Матисса и что он хорошо знал импрессионистов. Художников интересовал вопрос о французской живописи, о школе импрессионистов. Было приятно смотреть на картины Алексея Николаевича - ученика Матисса - они были яркие и радостные. В конце 1950 годов Анна Ивановна была второй раз в пос. Кочеток со студентами, побывала у Алексея Николаевича, но картин у него на стене уже почти не было. Из художников, посещавших А.Н. Грота в послевоенные годы 1950-1960, особенно много и интересно рассказывал Харьковский художник В.Я.Савенков. Как я уже писала выше, со слов художницы Акишиной А.Л., Алексей Николаевич Грот не любил рассказывать о себе и о своих работах. Видимо, художник В.Я. Савенков сумел найти подход к Алексею Николаевичу, который вел с ним беседы о живописи, о своем пребываний в Париже, общении с французскими художниками.

Художник Савенков В.Я. показал мне те этюды, которые он в свое время купил у Алексея Николаевича и высказал свое мнение о них, как о светлых и праздничных произведениях искусства, достойных того, чтобы они стали общедоступными. По словам В.Я. Савенкова «А.Н. Грот был очень скромным и сдержанным человеком, однако в нем чувствовался профессиональный художник со своим индивидуальным подходом к живописи, художник глубоко преданный красоте природы и высшему его творению - человеку. К сожалению, в то время Алексей Николаевич уже не занимался живописью и всю свою любовь к природе я ее красоте вложил в садоводство - выращивание новых сортов плодов и цветов».

Отзыв - воспоминание об А.Н. члена союза художников - графи­ка Г.С. Космачева привожу полностью. «С художником Алексеем Николаевичем Гротом я встречался дважды. В 1944 году группа харьковских художников выезжала в Чугуев и Кочеток для сбора материала к альбому, посвященному 100-летию со дня рождения И.Е.Репина. В Кочетке, когда я рисовал пейзаж. В одном из дворов, ко мне подошел уже пожилой человек и пред­ставился как художник. Мы разговорились, и я был приглашен в дом. Это был художник Алексей Николаевич Грот. Вскоре Алексей Нико­лаевич показал свои работы. Их было не очень много, но среди них были интересные. Видя, что мне они нравятся, Алексей Николаевич стал рас­сказывать о своей учебе в Париже и о себе. В то время, живя в Кочетке, он занимался разведением плодовых саженцев и в этом имел такой успех, что селекционеры многих республик обращались к нему, и он снабжал их саженцами своих сортов. О своей работе по селекции он рассказывал увлеченно, как о любимом деле. Вторично с Алексеем Николаевичем я встретился позже, когда с группой художников был на этюдах в Кочетке, и мы навестили Алексея Николаевича в его доме. Он был очень приветлив, и мы снова смотрели его работы, а он рассказывал о себе. Прошло много лет, но обе эти встречи произвели на меня глубокое впечатление. Я и сейчас с удовольствием вспоминаю о них и об Алексее Николаевиче». И лишь с 1930 года и до самой смерти Алексей Николаевич Грот жил и трудился в Кочетке. Живопись в то тяжёлое время не могла дать достаточно материальных средств, чтобы прокормить семью, в которой уже было четверо детей. В голодные 30-е годы он работал преподавателем различных дисциплин в сёлах Чугуевского района: Пятницкое, Большая Бабка. Потом в Кочетовском лесном техникуме преподавал французский и немецкий языки, черчение, танцы, а в средней школе – немецкий язык.Живописью он продолжал заниматься для себя да по заказам односельчан писал портреты. Эти картины Алексея Николаевича Грота пробрёл Харьковский художественный музей («Портрет сына», «Портрет жены», «Пейзаж»). В его бумагах сохранилось объявление о приеме заказов на портреты. Удалось найти пока только один портрет, выполнен­ный в Кочетке на заказ в 1943 году (портрет Лины Майстренко, ныне проживающей в пос. Кочеток).

Трудным для семьи Грота был период немецкой оккупации, когда фашисты принуждали Алексея Николаевича рисовать портреты немцев, играть для них музыку немецких композиторов, быть переводчиком (благодаря этому он спас ни одного односельчанина, хотя сам стоял в немецком списке на уничтожение пятьдесят третьим). Трудными были и послевоенные годы. Вновь спасла семью профессия художника. В 1947 году он нарисовал портрет своего деда, Якова Карловича, и продал его в Москве за 3000 рублей, а за 2500 купил корову. С этого времени Алексей Николаевич почти не рисовал, может, по причине материальных недостатков, может, из-за непонимания в семье. Вторая жена, Александра Павловна, - бывшая служанка – мало понимала в искусстве и была против его деятельности. И всё же Алексей Николаевич Грот остался в памяти современников как выдающийся художник. Без дела этот человек не мог. Он пере­ключился на садоводство. Со временем стал пионером - мичу­ринцем, и на этом поприще достиг высоких результатов. Он был известен во многих уголках нашей страны. Алексей Николаевич вывел до 30 видов новых зимних сортов яблонь. Путем гибри­дизации ему удалось получить замечательный сорт персика. На его участке имелось около 150 сортов георгинов и до 8 сортов гладиолусов. Николай Алексеевич Грот стал известным на Украине селекционером. На Чугуевском базаре (Харьковская область) нарасхват уходили его вкуснейшие груши, которые он вывел собственноручно и назвал именем любимой жены, Александры Павловны. Он выращивал помидоры «Золотая цепочка», один помидор весил 800 гр. На счету кочетокского садовода немало интересных сортов зимних яблонь, георгин, роз, выведенных им и переданным государству, он одним из первых начал выращивать виноград в Харьковской области. Алексей Николаевич переписывался с селекционерами всего бывшего Советского Союза, отправлял семена и растения в разные уголки страны, был участником многих сельскохозяйственных выставок в Харькове, Москве, награждён многими грамотами. О его работе часто писали газеты (особенно «Социалистическая Харьковщина»). К нему приезжали академики, заказывали саженцы для своих опытных участков. Многие годы он посвятил селекции, хоть и не имел соответствующего образования. Жена А.Н. Грота вспоминала, как к её мужу ехали и ехали из разных мест Украины, был даже сам академик Яковлев из Киева. И тут же жаловалась: «Мне надоело, только и знай, идут журналисты, разные корреспонденты пишут про Алексея в газетах или присылают машину, и мы везём экспонаты на выставку, в парк Горького». (13)

Эпилог.

Алексей Николаевич Грот скончался 6 апреля 1965 года в возрасте 85 лет. Последние годы жизни его были омрачены тем, что в связи с оползнем его дом разрушается, приходит в негодность участок, где он выращивал цветы, яблони, груши. А там был рай, созданный его руками. Участок его, расположенный на южном склоне горы, обращённом к реке Северский Донец, был сильно заболочен, благодаря многочисленным ключам. Алексей Николаевич выполнил дренаж, выкопав канавы для стока воды. В верхней части участка были сделаны террасы, где он выращивал виноград и персики. В нижней части росли груши, яблоки и другие плодовые деревья. С пуском Кочетокской водопроводной станции в 1930 году колодцы на территории участка (7 штук) не эксплуатировались, частично были разрушены и засыпаны. Исчезновение растительности и ликвидация колодцев привели, видимо, к ещё более быстрому развитию оползней. В начале 1970-х годов все жители с этой территории были выселены. Тогда же был снесён и дом Гротов.

В память о Николае Яковлевиче и Алексее Николаевиче Грот биологи Кочетокской школы во главе с учителем В.В. Южаковой взялись за организацию парка на участке, где был их дом. Снова зацвела эта земля, но в связи с продолжавшимися оползнями, грозившими повредить плотину на реке Северский Донец были начаты земляные работы на этой территории (проложены многочисленные водоотводные лотки по территории парка). В настоящее время от некогда цветущего участка не осталось и следа, как и мало что осталось от художественного наследия знаменитого жителя нашего Чугуевского района.

Кiлькiсть переглядiв: 340

Коментарi

Для того, щоб залишити коментар на сайті, залогіньтеся або зареєструйтеся, будь ласка.